Игра ей к лицу

<1l>Заглянув к нам в редакцию, Ирина СУМНИКОВА первым делом попросила газету со свежим отчетом о матче... мужской гандбольной сборной Беларуси. 'Вошло в привычку', - объяснила свое любопытство наша гостья. Несложные вычисления методом дедукции - 'элементарно, Ватсон' - выявили причину этого интереса. До 1987 года Ирина выступала под фамилией Свириденко, широко известной в гандбольном мире. Ее родной брат Георгий стал олимпийским чемпионом Сеула-88, а спустя четыре года семейная коллекция наград пополнилась еще одним золотом летних Игр - с баскетбольного турнира Барселоны-92.
Жаль, что эти корни многим неведомы. Московского издания календарь в комментариях к дате 15 октября в числе выдающихся спортсменов, родившихся в этот день, называет французских футболистов Дидье Дешама и Давида Трезеге, русских теннисистку Елену Дементьеву и баскетболистку Ирину Сумникову. Меж тем баскетбольная карьера четырехкратной участницы Олимпиад неразрывно связана с Беларусью. В Минске Ирина училась в спортивном интернате, с пятнадцати лет выступала за команду мастеров столичного 'Горизонта'. В 84-м отсюда впервые попала в сборную СССР. А в 92-м, заключив контракт с немецким 'Оберхаузеном', отозвалась на звонок знакомых ей тренеров, сыгравших на опережение, и приняла предложение выступать за суверенную команду России. Противникам спортивной миграции можно порекомендовать сравнительный анализ нахождения в системе координат белорусских баскетболисток и новейших достижений нашей собеседницы. В то же время Сумникова не считает, что она - отрезанный ломоть, просто так сложилась жизнь. О спортивных победах земляков знает не понаслышке, во время последних Олимпиад нередко гостила в белорусской делегации. В Минск, где живут ее родители, наведывается часто. Не прочь открыть здесь баскетбольную школу. 'Прессбол' постоянно читает по Интернету.

- Ира, в течение двух прошлых лет фамилия Сумникова не сходила со страниц российской спортивной прессы в связи с неприятной травмой, полученной вами на Олимпиаде в Сиднее. Как известно, в первом же матче с кубинками столкновение с Марией Леон обернулось переломом со смещением скуловой кости. И журналисты, дружно ополчившиеся против костоломов, следили за вашим выздоровлением.
***
- На протяжении всей карьеры травмы обходили меня стороной, лишь однажды в Венгрии повредила голеностоп. Две недели походила с лангеткой - и снова была в строю. Зато в Австралии получила полную 'компенсацию' за прежнюю беззаботную жизнь. Не раз просматривала видеозапись встречи со сборной Кубы и пришла к выводу, что Леон намеренно ударила меня локтем.

- Случай, надо сказать, весьма нетипичный. Обычно баскетболисткам достается по рукам и ногам, а тут - удар в лицо. Через что пришлось пройти?
- В Сиднее сразу же сделали пластическую операцию. Там был специальный госпиталь, который полностью находился в распоряжении олимпийцев. Колдовали надо мной целых три часа. Хирург предупредил заранее: будет пластика. К тому же потребовалось вставлять скобы, потому что переломы обнаружили в трех местах.

- Наверное, потом принимали пищу из тюбиков, как космонавты?
- Пять дней, когда я лежала на больничной койке, приходил врач-диетолог. Приносили бульоны, каши, пюре - то, что быстро усваивалось. Поскольку жевать было невозможно, кормили меня с помощью трубочки. Все лицо, конечно, раздулось, постоянно болело, и длилось такое состояние месяца два. Когда стала спадать опухоль, доктор показал, как делать массирующие движения, чтобы не произошло отмирание клеток. Затем начались иглоукалывание, физиотерапия - пошел восстановительный процесс. С лица, понятно, воду не пить, но все же для женщины оно много значит.

- А придет время, сами когда-нибудь решитесь подставить его под нож, чтобы подтянуть кожу, убрать морщины...
- Нет, после того, что мне пришлось испытать, - никогда. Я сразу сказала, что по собственной инициативе пластическую операцию делать не буду. Очень страшно в первые дни смотреть на себя в зеркало. Может, к этому зрелищу и можно привыкнуть... Но когда ко мне в палату пришли девчонки, я прочитала в их глазах ужас. Этого оказалось достаточно, чтобы принять окончательное решение. Осталась похожа на себя, знакомые узнают - и слава богу.
***
- Каждая травма чревата последствиями, в том числе и психологического характера. У вас они были?
- Через год я поехала на профилактику, чтобы сделать снимки. Вроде все обошлось, но периодический медосмотр по-прежнему обязателен. А вот как игроку восстанавливаться действительно было очень трудно. Когда, случалось, подвернешь ногу, то знаешь, как поберечься во время матча. А с такой болячкой я сама не могла поручиться, как поведу себя в той или иной ситуации.

- Под щитом соперниц инстинктивно щеки не прикрывали?
- Как сказать... В самое пекло уже, конечно, не полезешь. Хотя я привыкла бороться за мяч. Первое время было тяжело выходить на площадку, потому что появился определенный психологический барьер. Справилась с этой проблемой во многом благодаря Татьяне Николаевне Овечкиной, главному тренеру московского 'Динамо'. С ее приходом в команду я сразу включилась в борьбу. Она постоянно ставила меня в состав, чтобы дать возможность забыть о травме. Ведь если не мариноваться на скамейке, а помногу играть, страх исчезает. Хотя окончательно преодолеть его я смогла только к концу сезона.

- Компания 'Росно' должна была выплатить страховку в 4 с половиной тысячи долларов вам, легкоатлетке Светлане Мастерковой и штангисту Алексею Петрову. Слово свое коммерсанты сдержали?
- Сумма оказалась не такой, как было обещано изначально, но деньги они выделили и мне, и другим пострадавшим.

- То есть верить телевизионному ролику 'Росно' попала', можно? При просмотре рекламы внутреннего протеста не возникает?
- Нет. Все-таки люди работают.
***
- Тогда, в 2000-м, кубинку за грубость так и не наказали. А для российских баскетболисток потеря опытной, грамотной, думающей разыгрывающей оказалась невосполнимой - такое оправдание шестому месту россиянок в Сиднее звучало во всех баскетбольных отчетах.
- Естественно, все лето мы наигрывали одну пятерку, и Евгений Яковлевич Гомельский, благодаря которому я попала в сборную Советского Союза, а впоследствии и России, надеялся на меня. С разыгрывающих особый спрос. Баскетболисток этого амплуа обычно напутствуют словами: 'Ты хозяйка на площадке'. В Австралии же получилось, что команда лишилась связующего звена, доверенного лица тренера. Когда я выбыла из олимпийского турнира, Гомельский попытался найти мне замену, но решающую встречу сборной Бразилии с разницей в очко наши все же проиграли.

- Ваша задача - держать нити игры в своих руках. Когда, уходя с паркета, считаете ее выполненной?
- Разыгрывающая - это правая рука тренера. Главное - расставить всех по местам, вовремя сделать передачу, подойти к коучу, довести его наставления до команды. Индивидуальным мастерством я не злоупотребляю, при прочих равных всегда предпочитаю отдать пас. Но при случае, конечно, и забить можно. В этом смысле памятен чемпионат Европы-91, проходивший в Израиле. Мы выиграли золотые медали, и я получила приз как лучшая защитница. Во время финального матча с югославками уступали 10 очков. И когда до конца игры оставалось всего ничего, у нас открылось второе дыхание. Причем для меня это был незабываемый момент, который запомнился в мельчайших подробностях, до дрожи в коленях. Потому что получилось, как в сказке: удалось повести за собой команду и вырвать победу...
Разумеется, такое случается не часто, спортивные будни намного прозаичнее. Бывает, проиграем, но, что называется, в борьбе - и тогда удовлетворен своей игрой. Но поражение есть поражение. И лучше быть недовольной собой, однако записать в таблицу два очка.
***
- Несмотря на то, что ваша самоотдача на площадке до сих пор ставится в пример - дескать, бегаете как заводная, успеваете и атаковать, и возвращаться в свою зону, - возраст-то уже ветеранский. Тягаться с молодыми, наверное, нелегко?
- В профессиональном баскетболе я со школьных лет, так что навыки у меня, можно сказать, заложены с детства. Главное - не опускаться, следить за собой, заниматься больше положенного. Мой рецепт прост: самодисциплина и поддержание формы. После тренировки обязательно остаюсь в тренажерном зале на 'сверхурочные'. У каждого спортсмена с годами уже наработан свой комплекс упражнений. Люблю на 'десерт' покрутить велоаргометр, побросать сверх нормы. Если поддерживать такой ритм, то никакой разницы между молодыми и великовозрастными игроками не чувствуется.

- У ветеранов, как правило, есть и свои привилегии: сделать на тренировке непыльную работенку, нагрузить молодых.
- Теперешних девчонок особенно не погоняешь. Когда я пришла в сборную Союза, меня здорово напрягали: и мячи носила, и бежала посыльной по первому слову. Сейчас совсем другое поколение. Раньше если спортсменка не играет, я могла ей предъявить претензии, высказать свое недовольство. Бывало, повысишь голос, прикрикнешь - и эффект налицо. Теперь это бесполезно: она сядет на скамейку и выкладываться больше не будет. Да я не очень-то и стремлюсь командовать. В современном баскетболе отношения внутри команды регламентируют деньги. Молодые ведь тоже не по пять копеек получают. Если кто-то не выполняет работу, оговоренную в личном контракте, то это уже проблема тренера.

- Кстати, о тренерах. Вам приходилось работать под руководством мужчин и женщин. Кому легче подчиняться?
- На площадке послушаюсь и тех, и других. Годы уже не те, чтобы возражать, да и наспорилась в свое время... Моим первым тренером была Татьяна Ивановна Масич, с которой поддерживаем отношения до сих пор. Потом судьба свела с Халипским, Ячменевым, Гомельским, Капрановым... Теперь играю под началом Овечкиной. И все больше убеждаюсь, что женскую и мужскую психологию, по большому счету, сравнивать нельзя. Наставник-мужчина пришел, отработал - и все. А женщина чисто по-человечески способна тебя понять, решить бытовые вопросы. Татьяна Николаевна прилагает немалые усилия, чтобы сплотить коллектив. В день своего рождения угощает пирогами собственной выпечки, водит команду на хоккейные матчи - поболеть за сына.
***
- Среди болельщиков 'бело-голубых' есть ваши поклонники?
- Почитатели у меня были и в Венгрии, и в России. Постоянно передавали статистику, присылали разные подарки - сувениры, мягкие игрушки, фотографии.

- По московским меркам вы человек публичный?
- Знаете, чтобы ходить на тусовки, времени особенно нет. Я вообще не привыкла к светской жизни: рабочий день всегда был загружен до предела. В Германии выступления за клуб совмещала с тренировками детей. Боссы пожелали, чтобы я как олимпийская чемпионка занималась с их сменой. Опыт многостаночницы пригодился и в Венгрии. Единственное, там мне доверили дубль, а поскольку это баскетболистки 16-17 лет, то работать на два фронта было тяжело. В российской суперлиге я только игрок. И хотя у нас, казалось бы, щадящий график тренировок, однако по времени он более продолжительный. На досуге, конечно, посещаю культурные мероприятия. Не чураюсь прессы. Не так давно приглашали на канал 'НТВ плюс' в программу 'Щит и мяч'. Интервью брала Лена Дмитричева, одна из ведущих баскетбольного отдела, придумавшая рубрику 'Бросок из-под юбки'.

- И как вам такое названьице?
- Вполне приемлемо. Ведь на заре баскетбола женщины так и бросали, снизу. Вообще же при мне правила менялись два-три раза. Ко всему привыкаешь. Теперь уже кажется, что двадцатиминутки тянулись целую вечность. Увы, современный баскетбол становится все более силовым... Когда я играла в 'Горизонте', у нас всегда были проблемы с центровыми. И мы брали за счет избытка 'малышей', причем добивались неплохих успехов на чемпионатах СССР. Раньше недостаток высокорослых игроков можно было восполнить чем-то другим. Но теперь все чаще попадаются разыгрывающие под два метра. Соперничать с ними нелегко.
***
- Помочь команде России больше не просят?
- Сейчас от сборной я отказалась, и не потому, что не в cостоянии это сделать. Просто появились талантливые девчонки, которых надо наигрывать. Да и руководство спорткомитета проводит омоложение: нельзя затягивать до такого предела, когда грань уже перейдена и за ветеранами никого нет... В 92-м мы выиграли Олимпиаду, а американская 'Дрим-Тим' во главе с незаменимой Тересой Эдвардс довольствовалась только бронзой. Хотя у США всегда были две равноценные женские команды. Тогда они сделали ставку на возрастных игроков и, возможно, совершили ошибку.

- Теперь, когда от прежней травмы не осталось и следа, можно сказать, что вам к лицу быть действующей спортсменкой. Сколько еще намереваетесь пробыть в большом баскетболе?
- Когда-то брат рассказывал, что, мол, американские ученые доказали, будто надолго задерживаться на одной и той же работе - вредно. Нужна смена занятий - через 15-20 лет следует резко менять специальность. Поначалу я с ним согласилась. А теперь думаю: янки заблуждаются. Все равно истинным профессионалом ты можешь считаться только в одной сфере. У меня, как и у многих моих подруг, не раз наступал последний в жизни сезон. И что же? Месяц-другой посидишь дома, поскучаешь - и снова тянет в зал. Поэтому отвечу так: никогда не говори "никогда"!

Спорт
Футбол
Хоккей
Баскетбол
Волейбол
Плавание
Теннис
Бокс
Шахматы
Биатлон
Конный спорт
Тяжелая атлетика
Легкая атлетика
Фехтование
Автоспорт
Formula-1
Спортивные
    организации
Спорт на ТВ
  Copyright © RIN 2003-
*  Обратная связь