Константин Шереверя: "ни слова о баскетболе"

<1l>Болельщики баскетбола со стажем наверняка с ностальгией вспоминают те славные денечки, когда выступавший в высшей лиге чемпионата СССР белорусский РТИ нередко обыгрывал грандов советского баскетбола - каунасский 'Жальгирис', московские 'Динамо' и ЦСКА, ленинградский 'Спартак, - поскольку для минских 'студентов' тогдашней поры, похоже, вовсе не существовало никаких авторитетов, и они демонстрировали самый что ни на есть романтический баскетбол. Кто знает, не по этой ли причине белорусский клуб зачастую мог уступить записному аутсайдеру очков двадцать... Одним из подлинных лидеров славного РТИ 70-80-х годов минувшего столетия был разыгрывающий минчан Константин ШЕРЕВЕРЯ, выделявшийся на площадке не только великолепными нестандартными передачами, но и ушитыми по последней моде трусами, а также длинными а-ля 'битлз' волосами.
Сегодня он подстрижен 'под ежика' и помогает Александру Борисову тренировать национальную сборную. Но работой в главной команде страны деятельность экс-плеймейкера не ограничивается: вовсю функционирует детская баскетбольная школа Константина Шеревери.

- Зачем вам, Константин Николаевич, дополнительная головная боль?
- Прежде всего хочу вас поправить. Официальное название моего детища - Фонд развития баскетбола 'Magic Basket', учредителями которого наряду с другими организациями выступили Мингор- исполком и Министерство спорта и туризма. А зачем мне это нужно? Если сегодня мы не повернемся лицом к детскому баскетболу, то завтра эта замечательная игра вымрет в Беларуси, как динозавры в мезозойскую эру. Поверьте, я отнюдь не сгущаю краски.
Впервые мысль о создании подобного фонда посетила меня в Турции, где я долгое время работал тренером. Поразительно, только в Стамбуле действовала специальная детская лига, в ней выступало 48 команд, разделенных на 6 групп, боровшихся всего лишь за попадание в дивизион классом выше. В результате по прошествии восьми лет турки стали вторыми в Европе, появились игроки, выступающие в НБА - Хидайет Туркоглу и Мехмет Окур. А побывав в Литве, где в школах Сабониса, Марчюлениса, Хомичюса, Куртинайтиса тренируются сотни мальчишек, окончательно убедился в собственной правоте. Ибо у занимающихся там детей уровень баскетбола уже сейчас впечатляет: ребята творят на площадке настоящие чудеса. Я хочу пойти по проторенному турками, литовцами, югославами и иже с ними пути, дабы построить в Беларуси структуру развитого детского баскетбола. Причем в качестве тренеров планирую привлечь настоящих профессионалов, прошедших огонь, воду и медные трубы. С одним, разумеется, условием: они должны любить детей и уметь с ними работать (чтобы не получилось: пришел горе-специалист, ногой мяч подбросил, играйте, дескать, ребятишки). А по-другому и нельзя. Ведь - знаю по собственному опыту - когда долго работаешь с детьми, не любить их невозможно. Представляете, как это здорово, когда десяток-полтора пацанов встречают тебя на пороге спортзала радостными воплями: 'Здравствуйте, тренер!'
***
- В какую сумму для родительского кошелька обойдутся занятия в фонде?
- К каждому станем подходить дифференцированно. Если ребенок талантлив, а его папа с мамой еле сводят концы с концами, то их чадо будет заниматься бесплатно. Я еще не выгнал из зала ни одного человека и впредь собираюсь придерживаться аналогичной политики. Практики, принятой в некоторых СДЮСШОР, когда детей за якобы бесперспективность отчисляют из школы, в 'Magic Basket' не будет. Скажите, как можно, допустим, в 11 лет определить, станет ребенок великим спортсменом или нет? Да никак! Я дружу с первым тренером Сабониса Юрой Федоровым, и он рассказывал, что Арвидас поначалу ничем особенным среди сверстников не выделялся, разве что был чуть повыше других ребят. Или еще пример. Иду как-то по рынку, а на меня один парень, настоящий 'шкаф' под два метра ростом, внимательно так смотрит - собирается, как мне показалось, 'наехать'. Я только приготовился дать отпор, он же говорит: 'Константин Николаевич, вы, видимо, меня не узнаете. Меня зовут Леша Кравченко, я занимался у вас в спецклассе'. А его в свое время отчислили за ту самую пресловутую 'бесперспективность'.
Поэтому, повторюсь, детей нельзя выставлять за порог школы. Другое дело, родители должны понимать: в жизни за все нужно платить, а качественный товар всегда обходится дороже ширпотреба. Примерно 10 условных единиц в месяц за 16 тренировок под руководством грамотных специалистов не являются, на мой взгляд, чересчур обременительной суммой для семейного бюджета. Ведь не исключено, что ребенок, не занимающийся спортом, к 15 годам начнет тратить на сигареты и пиво более серьезные деньги:
***
- Как я понимаю, деятельность фонда не будет ограничена Минской кольцевой дорогой:
- Совершенно верно. Надеюсь, в ближайшее время откроются филиалы в Молодечно, Могилеве и Гродно. Ну а в перспективе 'Magic Basket', хотелось бы верить, распространит сферу своего влияния на всю страну. Ведь желающих заниматься очень много.

- Давайте вернемся к турецкому этапу жизни Константина Шеревери. Как вы туда попали? Что вам понравилось на берегах Босфора, что нет?
- Как обычно попадают белорусские тренеры за границу? С игроком. Ну я и взял с собой закончившего сезон в Польше Серегу Желудка: В Турции мне как-то сразу понравилось. Благо жил на берегу Мраморного моря, климат теплый. Владелец клуба был миллионером, хотя его команда и выступала во второй лиге. Лепота, одним словом, как говаривал гайдаевский Иван Васильевич. Правда, денег поначалу турки почти не платили. Вероятно, считали, что бывшие советские и так должны чуть ли не в ноги кланяться за то, что те их кормят и поят... Первый год, сознаюсь, было тяжеловато: чужая страна, иные традиции, нравы. Та же кастовость: человек, занимающий более высокое положение в обществе, не должен, по турецким понятиям, общаться с теми, кто располагается в тамошней табели о рангах ступенькой-двумя ниже. Да и вообще всякого рода курьезов хватало. Например, объявился как-то человек, который взял за правило ночью шататься по территории клуба и свистеть в свисток, распугивая тем самым ворон. А поскольку моя квартира находилась в доме, располагавшемся во владениях команды, то регулярно просыпался от постоянного фьють-фьють, фьють-фьють, фьюить-фьюить... Вскоре мне это до чертиков надоело, я пошел к патрону и сказал: 'Эфенди (господин по-турецки), надо бы прекратить свистки, а то, знаете, спортсмены при подобных звуках привыкли бегать. Вот и получается: ребята просыпаются средь ночи и разве что в окна не сигают'. Однако руководство отнеслось к этому несерьезно, так что пришлось брать инициативу в свои руки - в прямом и переносном смысле - и поговорить, насколько хватило словарного запаса, с турецким соловьем-разбойником: 'Еще раз свистнешь в свой дудук (свисток) - кафа ёк (голова с плеч)'. Знаете, подействовало.
***
- На религиозной почве столкновений не возникало? Может, на местных женщин иногда не так смотрели?
- В этом плане никаких проблем не было. Потому что мне довелось работать в европейской, назовем так, части Турции. И на женщин можно было пялиться хоть в три глаза - никто тебе дурного слова не скажет. Напротив, это турки помешаны на славянках. Но что интересно: культура общения янычар с нашими девушками на порядок выше, нежели у белорусских мужчин со своими же соотечественницами... Во всяком случае, я не замечал, чтобы турки по-хамски относились к женщинам из Беларуси, России или Украины.

- Вы ведь поработали и в командах элитного дивизиона?
- Да, в командах 'Аяк-Рено' из Бурсы и измирском 'Туборге'. Особенно запомнились дни, проведенные в Измире. Во-первых, я жил в шикарно обставленной квартире в лучшем районе города. Во-вторых, на выезде команда всегда селилась только в пятизвездочных отелях. В-третьих, подготовительные сборы проводились на Апеннинах, а в качестве спарринг-партнеров выступали сильные клубы из Израиля, Греции, Италии. И наконец, организация игрового и тренировочного процесса была поставлена в 'Туборге' на высочайшем уровне. Впрочем, оно и понятно: бюджет команды измерялся двумя с половиной миллионами долларов.

- 'Туборг' - известная пивоваренная компания. Поэтому качественного пива хозяева наверняка не жалели.
- И не только его. Ежемесячно каждый человек, работающий в клубе, получал помимо бесплатного ящика пива еще и коробку продуктов питания. Кроме того, нам выдали клубные костюмы, майки, куртки, плащи... Короче, одели меня за два года с ног до головы: гардеробчика хватит еще как минимум лет на пять.
А пиво 'Туборг', вы правы, действительно качественный продукт. К слову сказать, в Турции вообще продается всего два сорта ячменного напитка - 'Туборг' и 'Эфес Пильзнер'. И обе компании, как известно, содержат баскетбольные команды. Поэтому конкурируют не только на потребительском рынке, но и на спортивной площадке. Помню, однажды перед матчем чемпионата страны в Стамбуле с 'Эфесом' в раздевалку спустился наш босс и заявил: 'Ребята, я не буду называть вам размеры премиальных, которые вы получите, если сегодня победите. Одно могу гарантировать: потом можете вообще ничего не выигрывать'. К сожалению, 'Туборг' уступил два очка, что, между прочим, предопределило судьбу главного тренера команды - его уволили...
***
- Неужели, кроме тех трудностей, о которых вы говорили, больше никаких проблем не возникало?
- Тяжелее всего переносилось одиночество: супруга жила в Минске и навещала меня лишь наездами. Как боролся с приступами ностальгии? Традиционным способом. Нет, не надо улыбаться, отнюдь не тем, о каком вы подумали. Работой. С командой и над самим собой. Я держал себя в форме, почти ежедневно посещал тренажерный зал. Позвонил как-то знакомому и говорю: 'Я здесь здорово подкачался, легко сто десять от груди жму'. А он в ответ: 'Я тоже пребываю в кондиции: каждый вечер на грудь по соточке принимаю...' Но часто, признаюсь, бывало тоскливо. Представьте, вышел на улицу - а там одни турки!
Кроме того, меня практически не покидало чувство, что кто-то стоит у меня за спиной, что я ем чей-то хлеб, получаю чью-то зарплату. И этот 'кто-то' при первом же подходящем случае не задумываясь всадит мне, образно говоря, нож в спину. То есть интриги и стукачество даже внутри команды - вещь в Турции вполне обыденная. Я даже сказал бы, привычная. Поэтому всегда старался сначала подумать, взвесить все за и против, а только потом сказать или сделать (приобретенную черту характера сохранил и по сей день). А с другой стороны, в Турции у меня осталось много хороших приятелей. Недавно позвонили из Измира и предложили опять приехать поработать. Но я отказался, не хочу бросать 'Magic Basket' в начале пути.

- А теперь давайте мысленно перенесемся в те времена, когда Шереверя приводил в восторг своими пасами белорусских болельщиков. Кстати, почему вы носили длинные волосы? В знак протеста или из-за любви к рок-музыке?
- Не сказал бы, что длинноволосой прической выражал какой-то протест... Хотя по натуре я человек довольно-таки противоречивый. И это мне часто вредило. В том плане, что я часто пренебрегал указаниями тренеров и старался действовать на площадке не рационально, а красиво, сыграть на публику. Всегда считал, что, приходя на матч, зрители должны в первую очередь получать эстетическое удовольствие от баскетбола.

- Вы постепенно удаляетесь от ответа.
- Напротив, подвожу вас к нему. Я носил длинные волосы, поскольку, во-первых, немного стеснялся собственных торчащих ушей, а во-вторых, мода тогда была такая. Так что никакого протеста, все достаточно прозаично.

- Я, конечно, не силен в медицине, но, по-моему, с возрастом уши к голове не прижимаются...
- А вот это уже совсем другая история. Если вы помните, я закончил играть потому, что порвал ахиллово сухожилие. Случилось это в Москве. Тоже, к слову, была интересная ситуация. Отправляясь на игру, на лестнице гостиницы 'Спорт' нос к носу столкнулся с нашим известным прыгуном с шестом Валерой Бойко (сейчас он возглавляет федерацию шейпинга). Который мне и говорит: 'Ты в курсе, что Чирик (барьерист Юрий Чирванев. - 'ПБ'.) порвался: шел на барьер - и на тебе... В первую клинику поместили'. 'Знаешь, - отвечаю, - у меня тоже проблемы с ахиллами, надо бы серьезно ими заняться, да все руки не доходят'. - 'Так за чем дело стало? Рви, Юре веселее лежать будет'. - 'Валера, как скажешь, так и сделаю'. То есть в принципе обычный, ни к чему не обязывающий шутейный разговор. И что бы вы думали? Когда до окончания матча оставалось минут семь, получил пас от Парфиановича, и вдруг - бац, будто кто-то палкой по ноге огрел: разрыв ахилла... Короче, оказался я вместе с Чириком в одной палате в Центральном институте травматологии и ортопедии. Операцию делал Сергей Палыч Миронов, который сейчас является личным врачом Ельцина. Он меня, кстати, сразу узнал. Хотя, по большому счету, в этом нет ничего удивительного, поскольку фамилию мою хрен выговоришь, однако запоминается раз и навсегда!
***
- Но вопрос о чудесном избавлении Константина Шеревери от лопоухости по-прежнему остается открытым. Или будущий персональный эскулап первого президента России расстарался?
- Конечно же, Миронов здесь ни при чем. Отлежав положенный срок в ЦИТО, вернулся в Минск. В специальном гипсовом каблуке и аккурат к собственному 30-летию. И кто-то из друзей или родных сказал, что на улице Горького открылась косметическая клиника. Пришел туда, обрисовал ситуацию, а доктор мне и говорит: 'Не волнуйтесь, оформим в лучшем виде. Тут чикнем, там подправим - все будет в ажуре'. Сказано - сделано. Правда, дней десять пришлось походить не только в гипсе, но и в специальной чалме. Поэтому когда появлялся где-то с ныне покойным Сашей Прокопенко - я с ним, как, впрочем, и почти со всеми игроками 'золотого' минского 'Динамо', был в дружеских отношениях, - его знакомые интересовались, с каким это индусом-инвалидом он разгуливает в одной компании.

- В чем, на ваш взгляд, была сила РТИ? И в чем слабость?
- Замечательную характеристику нашей команде дал однажды Евгений Яковлевич Гомельский, работавший с московским 'Динамо'. РТИ играл с 'бело-голубыми' в первопрестольной и после первой половины матча безнадежно, казалось бы, 'горел' 20 очков. Однако матч закончился нашей победой с преимуществом 'плюс десять'. Гомельский тогда смог выговорить лишь одно слово: 'Бандиты!' То есть РТИ мог повалить любого соперника - прежде всего за счет бойцовского характера, спортивной злости и воли: сопливым и плаксам в баскетболе делать нечего.

- Что знаете о судьбе бывших партнеров по команде?
- Чем занимаются Толя Якубенко и Алексей Шукшин, читатели 'Прессбола' наверняка знают. Что же касается остальных ребят из эртэишной бригады, то со многими регулярно встречаюсь. В частности, с работающим в нашем спортинтернате Сашей Попковым, Володей Кравченко, Валерой Евтеевым, Николаем Красницким (все они трудятся в своих институтах). Витю Гузика очень хочу привлечь к работе в 'Magic Basket', Саша Жедь как-то приезжал из Ульяновска. Худющий, правда, стал, я с трудом его узнал. Валеры Акимова, к сожалению, уже нет с нами...

- Владимир Крисевич, Анатолий Лагутько...
- Увы, с Владимиром Степановичем, одним из величайших игроков в истории белорусского баскетбола, видимся крайне редко. Как, кстати, и с Толей.

- Несмотря на то что Константина Шереверю постоянно привлекали в сборную Советского Союза, сыграть на топ-турнирах за национальную команду СССР вам так и не довелось. Почему?
- Во-первых, была огромная конкуренция. Один каунасский 'Жальгирис' чего стоил! Во-вторых, тогда существовала достаточно порочная система отбора игроков, которые выступали под боком у главного тренера - в ЦСКА, московском 'Динамо', ленинградском 'Спартаке'... Думаю, если бы перешел в один из этих клубов - приглашений-то хватало, - то однозначно съездил бы как минимум на чемпионат Европы.
***
- Если следующий вопрос покажется вам некорректным, то можете не отвечать. Вы, насколько знаю, три раза были женаты и имеете пятерых детей. Почему, встретив женщину, непременно вступали в брак? Несовременно как-то...
- Всему виной моя впечатлительность, эмоциональность... Понимаете, всех своих женщин я по-настоящему любил. Честное слово. И вместе с тем не могу и не умею врать, изворачиваться. Считаю, если любовь закончилась, необходимо уходить, в противном случае ты становишься неискренним, задерганным. Нужно стараться быть честным и порядочным - как бы это банально не звучало - и перед тем человеком, и перед самим собой... Покидая семью, всегда уходил с одним чемоданом, оставляя все нажитое и приобретенное прежней супруге: с ней оставались мои дети, которым я как отец обязан помогать. Поэтому, наверное, у меня нормальные отношения с бывшими женами, а четыре дочки и сын очень дружны не только со мной, но и между собой.
Да, возможно, я чего-то недодал собственным детям. Хотя, не исключено, поступал правильно: жить в атмосфере недоверия, неврастении очень непросто. Лучше, видимо, вовремя разойтись, не знаю... В конце концов не понимаю, почему у нас видят в разводе нечто ужасное? Это - жизнь. Например, когда меня принимали в середине 80-х на работу вторым тренером РТИ, один из тогдашних руководителей команды, уже покойный Леонович, сказал: 'Ну что, Константин, будем трудиться или жен квартирами обеспечивать?' И я не знал, как реагировать. По-моему, о человеке судят по его делам, а не по тому, сколько раз он был женат.

- Дедушкой еще не стали?
- Пока нет. Только двоюродным.

- И в завершение беседы хочу спросить вот о чем: вам не досадно, что слишком рано родились? Сегодня у баскетболистов появилась масса вероятностей испытать собственные силы в благополучных западных клубах, а у самых талантливых - и в НБА.
- В принципе не обидно... Между прочим, и во времена Союза представители зарубежных команд обращались к советским игрокам с подобными предложениями. В том числе и ко мне. Помню, когда в 1983 году во время серии матчей РТИ во Франции агенты 'Лиможа' только заговорили о возможном контракте с клубом, я замахал двумя руками и шарахнулся от них как черт от ладана. Поступить иначе не имел права, поскольку мог стать 'невыездным', как думал, на всю оставшуюся жизнь. Тем более что репутация у меня уже была 'запятнана' неформальными контактами с иностранцами.

- Когда это вы успели?
- В 26 лет, если не ошибаюсь. В Минск приехала 'фестивальная' команда американских баскетболистов, с которыми мы провели две встречи: в одной победили, в другой проиграли. После второго матча я подкатил к 'Планете', где был организован банкет, и вижу, что двое янки крутятся возле гостиницы. Ну я и посоветовал им посмотреть город из салона моего автомобиля. В машине разговорились, а затем решили выпить шампанского. После чего я предложил поехать ко мне домой, чтобы пролонгировать веселье в более непринужденной обстановке. Они согласились. Вспоминаю, как соседи глаза вытаращили: надо же, Шереверя двух негров в квартиру привез! Поднялись ко мне, я в качестве закуски порекомендовал американцам сало. Ребята внимательно так посмотрели на этот продукт и спрашивают:
***
'Пигги (свинья)?' - 'Какая пигги? Деликатес, какого вы в своей Америке не пробовали!' Надо было видеть, с каким первобытным инстинктом они уплетали под водочку это сало с прожилками, аж за ушами трещало. Через некоторое время уже янки потребовали продолжения банкета. 'Поехали, - говорят, - к нам в гостиницу, возьмем еще'. - 'Не вопрос, только давайте по дороге заглянем к массажисту'. Закончилось все тем, что в три часа ночи я подвез американцев к 'Планете' на машине с выключенными фарами: нам уже было светло. И хотя одного из них постоянно тянуло к земле - очевидно, плеер, висевший на шее, стал чертовски тяжелым, - ребята, думаю, остались довольны и надолго запомнили белорусское гостеприимство.
Но это не финал истории. Через несколько недель нам предстояла поездка в Алжир. И уже в Москве, в номере гостиницы, раздался звонок гостренера, который ошарашил меня словами: 'Костик, ты попал. Ребята из конторы глубокого бурения зафиксировали на пленку, как ты садишься в машину с двумя американцами. Знаешь, чем грозят несанкционированные контакты подобного рода?' Я, конечно же, знал, поэтому решил сыграть ва-банк и ответил: 'Так в конторе, наверное, не в курсе, что у меня были с ними еще два контакта'. - 'Когда?' - 'У нас принято перед началом поединка руки друг другу пожимать'. Короче говоря, я был искренне рад, что тогда все так закончилось, какой уж тут 'Лимож'...
Поэтому, подчеркиваю, я ни о чем не жалею. Не удалось поиграть за границей - ну и ладно, не велика потеря. У меня нормальная интересная жизнь, в которой значительно чаще встречались хорошие, порядочные люди, нежели откровенные негодяи. Естественно, доводилось сталкиваться и с подлостью, и с ударами исподтишка, и с бюрократизмом (это явление приходится преодолевать в последнее время постоянно), однако все равно убежден, что в вечном противостоянии добра и зла победа всегда будет на стороне светлых сил.
Спорт
Футбол
Хоккей
Баскетбол
Волейбол
Плавание
Теннис
Бокс
Шахматы
Биатлон
Конный спорт
Тяжелая атлетика
Легкая атлетика
Фехтование
Автоспорт
Formula-1
Спортивные
    организации
Спорт на ТВ
  Copyright © RIN 2003-
*  Обратная связь