Непредсказуемый Карим

<1l>Недавнее известие о том, что одна из самых ярких суперзвезд НБА за всю историю ее существования, Карим Абдул-Джаббар согласился тренировать школьную юношескую команду из резервации индейцев апачей в Аризоне, поразило многих любителей спорта. Ведь этого человека смело можно назвать живой легендой современного баскетбола. В шестидесятые Абдул-Джаббар не знал себе равных в юношеском спорте, затем блистал в шести составах команд, которые завоевывали чемпионские титулы: сначала в "Милуоки Бакс", а затем в "Лос-Анджелес Лейкерс". Шесть раз он удостаивался звания "наиболее полезного игрока" в НБА.
За двадцать лет своих выступлений в профессиональном баскетболе он набрал рекордное количество очков - 44 149! Это почти на 9000 очков больше, чем Майкл Джордан, и коль скоро Джордан ушел из баскетбола, он так и не сумел перекрыть достижение Абдул-Джаббара.

Что же заставило этого выдающегося спортсмена принять столь неожиданное и, прямо скажем, неординарное решение?
Для того чтобы ответить на этот вопрос, понадобится небольшой экскурс в не столь уж отдаленное прошлое. Необходимо к тому же набросать, хотя бы в самых общих чертах, психологический портрет бывшего чемпиона.
Абдул-Джаббар закончил свои выступления в сезоне 1988/89 гг. Затем в течение нескольких лет он подвизался в качестве актера, кино- и телепродюсера. Он также совместно с Аланом Стейнбенгом написал книгу "Профиль мужества", посвященную достижениям афро-американцев. Однако основной доход ему приносило и приносит до сих пор его имя, окруженное ореолом бывшей суперзвезды. Он получает крупные гонорары за свои выступления, хотя, мягко говоря, никогда не отличался особым красноречием. Приличные деньги идут ему и за сотрудничество с фирмами, использующими его имя для рекламы своей продукции. Однако со временем Абдул-Джаббар почувствовал, что тоскует по баскетболу. Смерть матери, последовавшая в апреле 1997 года, по словам Карима, побудила его задуматься о прошлом и в какой-то степени переоценить жизненные ценности. Он понял, что долгое время пренебрегал тем, что прежде составляло для него смысл всей его жизни, - баскетболом. Абдул-Джаббар пришел к выводу, что созрел для того, чтобы передавать накопленный опыт другим, осознав, что его неудержимо влечет тренерская работа.
Решение это, вроде бы вполне естественное, осуществить тем не менее оказалось нелегко по целому ряду причин.
В прошлом сезоне небезызвестный Ларри Бёрд доказал, что бывшая суперзвезда НБА вполне может стать удачливым тренером. Однако его успех в работе с "Индиана Пейсерс" все-таки не смог опровергнуть достаточно глубоко укоренившееся убеждение в том, что выдающиеся игроки не способны пожертвовать своим гипертрофированным честолюбием, взвалив на свои плечи всю неблагодарную черновую работу тренера. Сторонники подобной точки зрения ссылались на неудачи на тренерском поприще Билла Рассела и Мэджика Джонсона.

Но это стало далеко не единственным препятствием на пути Абдул-Джаббара. В апреле 1997 года ему было предъявлено обвинение в нападении и избиении автомобилиста во время спора по поводу дорожно-транспортного происшествия. Дело было прекращено после того, как Джаббар прошел специальный курс психологической реабилитации с целью понижения агрессивности и внес 5 тысяч долларов в один из благотворительных фондов. Затем в марте 1998 года в аэропорту Торонто собака, натренированная на поиск наркотиков, обнаружила у прибывшего Джаббара небольшое количество марихуаны. Карим утверждал, что использовал наркотик для того, чтобы избавиться от тошноты, сопровождающей головные боли при приступах мигрени, от которой он периодически страдает. Он сдал марихуану и заплатил штраф в пятьсот долларов.
Не прибавил популярности бывшей "звезде" и судебный процесс, который он затеял против своего тезки Карима Абдул-Джаббара, двадцатичетырехлетнего футболиста из "Майами Долфинс". Наш герой посчитал, что, используя имя, которое он носит уже много лет, молодой футболист ( которого до 1995 года звали Шермон Шах) наносит ему ущерб, ибо путаница с именами дезориентирует потребителей - ведь они привыкли к тому, что в мире коммерческой рекламы существует лишь один Карим Абдул-Джаббар. Процесс Джаббар выиграл.

Молодому футболисту пришлось отказаться от использования этого знаменитого имени в коммерческой рекламе, но многие посчитали, что Джаббар вел себя мелочно и невеликодушно.
Впрочем, неудачи Абдул-Джаббара объясняются и более глубокими причинами психологического свойства. Карим всегда пользовался репутацией крайне необщительного человека. Репортеры знали, что получить интервью у него гораздо сложнее, чем у любой другой "звезды" НБА. Зачастую и болельщики, желающие получить у него автограф, уходили ни с чем.
Отношения же Джаббара с игроками команд, в которых он выступал, тоже были достаточно специфическими. Безусловно, зрители, наблюдающие атмосферу единодушия и взаимной поддержки, царящую на площадке, полагают, что игроки команды-чемпиона и в жизни друзья - не разлей вода. Вряд ли это соответствует действительности. И тем не менее Карим Абдул-Джаббар и здесь стоял особняком. Никогда и ни с кем из коллег по команде у него не было хоть сколько-нибудь теплых, дружеских отношений. Во время переездов, когда другие игроки "Лейкерс" собирались в ресторане или баре, Карим неизменно оставался в своем номере, читая какую-нибудь книжку. Он никогда не участвовал в нервозной суете, царящей в раздевалке перед началом матча. Сидя на скамейке, он опять-таки что-нибудь читал, не обращая никакого внимания на окружающих. Сам Джаббар считает, что на площадке наибольшее взаимопонимание у него сложилось с Джонсоном. Но это касалось лишь баскетбола.

Вне площадки их почти ничто не связывало. На вопрос, знал ли он о том, что Мэджик ВИЧ-инфицирован до того, как Джонсон сам публично заявил об этом, Джаббар ответил отрицательно. Когда его спросили, беседовал ли он после этого с Джонсоном о его здоровье, Карим ответил: "По правде говоря, нет. Я не общаюсь с Ирвином. Время от времени мы видим друг друга, но никогда не разговариваем".
Когда Абдул-Джаббар закончил свою карьеру после сезона 1988/89 гг., его товарищи по команде подарили ему белый "роллс-ройс" за сто семьдесят пять тысяч долларов. "Ты так долго вез нас на своих плечах, что мы решили подарить тебе что-нибудь такое, что могло бы возить тебя самого", - сказал ему тогда Мэджик на торжественной церемонии перед последним матчем.
Через полтора года Абдул-Джаббар вернул автомобиль дилеру, у которого он был куплен. "Я чувствовал себя в нем, словно в белой пожарной машине", - объяснил он. Его, очевидно, нимало не трогало то обстоятельство, что товарищам по его последней команде пришлось выложить по десять тысяч долларов каждому, чтобы преподнести ему этот прощальный подарок.
Абдул-Джаббар ревниво охраняет свою частную жизнь от глаз любопытных репортеров.

В Беверли-Хиллз в его доме с ним живет недавно овдовевший отец, Льюис Элсиндор, бывший полицейский нью-йоркского сабвея. До этого лета там же жил восемнадцатилетний сын Джаббара Амир. Он и его брат Карим, названный так в честь знаменитого отца, пошли по его стопам. Амир играет в молодежной команде Санта-Барбары. Карим - в одной из команд Западного Кентукки. Всего у Абдул-Джаббара пятеро детей - трое от бывшей жены Хабибы и двое от подруг. В настоящее время у Джаббара нет серьезных увлечений. Правда, он много времени уделяет верховой езде. У него восемь лошадей. Его любимый Пичес - рослый чистокровный жеребец - достаточно велик, чтобы носить на себе своего гиганта-хозяина. Кстати, Карим, которому сейчас пятьдесят один, сохраняет очень приличную спортивную форму. При росте 2 метра 14 сантиметров он весит около 122 килограммов.
Так и продолжалась жизнь Абдула-Джаббара до лета 1998 года, когда ему неожиданно позвонили из Аризоны и предложили место помощника тренера в средней школе городка Уайтривер, расположенного в резервации индейцев апачей в Белых горах Аризоны.

Следует заметить, что Джаббар побывал в этой местности еще четыре года назад. Тогда Карим собирал материалы о воевавших в тех местах во время гражданской войны солдатах-неграх. Помимо истории афро-американцев Джаббар серьезно интересуется историей американского Запада и индейским фольклором. Его дом в Беверли-Хиллз заполнен ценными реликвиями индейской культуры. Джаббар находит много общего между судьбой афро-американцев и индейцев. Первых увезли с родины и переселили на чужбину. У вторых отняли принадлежавшую им землю.
Джаббар не раздумывая принял приглашение тренировать индейских юношей, тем более что рассматривает эту работу как трамплин для своего будущего восхождения в НБА. Согласно контракту он проведет в Аризоне четыре-пять месяцев, начиная с ноября. (По тому же контракту он опубликует свой тренерский журнал, который будет там вести.)
Естественно, нечего и говорить, что восторгу местной молодежи нет предела. Еще бы, их будет тренировать сам великий Абдул-Джаббар!

Спорт
Футбол
Хоккей
Баскетбол
Волейбол
Плавание
Теннис
Бокс
Шахматы
Биатлон
Конный спорт
Тяжелая атлетика
Легкая атлетика
Фехтование
Автоспорт
Formula-1
Спортивные
    организации
Спорт на ТВ
  Copyright © RIN 2003-
*  Обратная связь