Счастливая работа быть олимпийским чемпионом

<1l>Уходящий год для нашего женского волейбола выдался дважды юбилейным. Пятьдесят лет прошло с момента первого чемпионата мира, с блеском выигранного нашими девушками. И тридцать лет исполнилось знаменатель- ной победе советских волейболисток на Олимпиаде в Мюнхене. Москвичка Татьяна Сарычева, двукратная олимпийская чемпионка, имеющая ко второму юбилею непосредственное отношение, согласилась рассказать о том, как воспитывались легенды советского волейбола.

КОРОБКА КОНФЕТ ЗА ТОЧНЫЙ УДАР

- Это сейчас принято воспитывать чемпионов с дошкольного возраста. Раньше все было не так. Лично я о волейболе узнала только в двенадцать лет. Игра мне понравилась, и я стала выступать в школьной секции, но не ради каких-то целей, а просто для удовольствия. Другое дело, что такие школьные уроки физкультуры обязательно посещали тренеры детских спортивных школ. Так и появился мой первый, настоящий, действительно профессиональный тренер Сунгурова Мария Ивановна.

- Когда вы попали в национальную сборную?

- В 1966 году меня призвали на сбор в Луганск, тогда команду возглавляли Олег Чехов и Александр Винер. Готовились к чемпионату мира в Японии, но в итоге туда не поехали. Помешали политические сложности - организаторы турнира отказались играть гимн и поднимать флаг ГДР, поэтому все соцстраны в знак протеста отказались участвовать. Потом произошла смена тренеров, и дважды я стала олимпийской чемпионкой при Гиви Александровиче Ахвледиани. Это тренер от бога. Потому что собрать такую совершенно разную команду и дважды подряд побеждать на Олимпийских играх - очень сложно.
***
- Сейчас поддерживаете отношения с легендарным наставником?

- Да. Нам очень повезло с этим человеком, потому что Гиви Александрович - уникальный тренер. Сначала он работал с мужской командой, а потом взял женскую. Это ведь невероятно сложно: и специфика работы разная, и подход. И тем не менее он в то время не побоялся прийти к руководству спорткомитета и сказать, что вот эта команда, которая постоянно проигрывает, начнет побеждать, если вы меня назначите тренером. В волейболе такой тренер, пожалуй, один. Он очень тонко чувствовал настроение команды и всегда умел организовать работу. Ведь как бывает, приходишь на тренировку, и вроде все нормально. И чувствуешь себя хорошо, и делаешь все правильно, а вот не получается какой-нибудь элемент, и все тут. Помню, была тренировка, когда мы отрабатывали нападение. Ну не мне ли, нападающей, все делать как положено? А вот нет, все время попадаю в трос. Не могу вложиться в удар как следует. Гиви Александрович в таких случаях всегда что-нибудь придумывал. В этой ситуации он ставит на площадку стул и говорит: *Вот кто попадет, тот получит коробку конфет*. В стул сразу попала именно я.

ДОЛЖНЫ ВОЗБУЖДАТЬСЯ ЕСТЕСТВЕННЫМ ПУТЕМ!

- К вашей личной жизни терпимо относился?

- Помню одну такую попытку вмешаться: после чемпионата СССР в Сухуми проводился сбор по общефизической подготовке. Нам объявили: замужние могут приехать с супругами. Первый день нормально, второй. На третий Ахвледиани говорит: "Нет, девочки, это неправильно. Мужья будут жить отдельно". Хорошо. Проходит еще два дня. Снова тренер говорит: "Значит так, девочки, мужья пускай отдыхают, а вы после тренировок и ужина гуляете всей командой по территории вокруг корпуса". И это при том, что никто ни разу не нарушил режима. А еще нам запрещено было пить кофе. Присутствующие в нем возбуждающие составляющие тоже мешали тренировкам. Тренер нам говорил, что на площадке мы должны возбуждаться естественным путем.
***
Но был случай, когда он собственноручно дал каждой по бокалу шампанского накануне финальной игры чемпионата мира в Болгарии. У одной девочки прямо перед финалом был день рождения. Ахвледиани понял, что если сделает нам праздник, то покажет, насколько он верит в наши силы, не только нам, но и нашим соперницам. Получился очень душевный вечер, на котором ни слова не говорилось о предстоящем матче и необходимой победе. На том чемпионате мира мы проиграли всего лишь одну партию.

- А победы разрешалось праздновать?

- Да, только никто этим особо не пользовался. В 1968 году, когда мы выиграли Олимпийские игры, победила и мужская команда. В то время женская олимпийская деревня была внутри общей и туда не имели права входить мужчины, даже если это тренер, врач или массажист. Но ради такого праздника нам в одном из номеров мужского корпуса накрыли столы. Не было ни сервировки, ни хрустальных бокалов. Принесли у кого что было - кружки, чашки, стаканы. Было всего несколько бутылок водки для мужчин и несколько бутылок шампанского для женщин - все. Зато, помню, какая была прекрасная атмосфера! С нами были наши артисты, наша группа поддержки - Барашков Лева со своим ансамблем. Они нас поздравляли, пели нам песни. И когда Сергей Павлович Павлов, который был в то время председателем Спорткомитета СССР, стал открывать шампанское, пробка попала в потолок и отскочила в мою чашку. Все решили, что это неспроста, а он посмотрел на меня внимательно и говорит: *Еще раз олимпийской чемпионкой будешь*. Незабываемые впечатления.
***
В 1972 году на Олимпиаде нашу финальную встречу с японками из-за убийства израильских спортсменов перенесли на сутки. Вечное и очень тяжелое противостояние СССР - Япония, долгая подготовка, тщательная настройка, и вдруг отсрочка, да еще и такие переживания. Ведь мы все знали, все видели: Игра была очень тяжелой, закончилась очень поздно. Мы, а нас было двенадцать человек команды, врач Наталия Яковлевна Смирнова и руководитель делегации, еле поднялись на свой этаж и накрыли быстрый стол с фруктами. На четырнадцать человек выставили бутылку водки и шампанского, которые не осилили и наполовину, настолько устали морально и физически.

СЫН РОДИЛСЯ - УШЛА ИЗ СБОРНОЙ

- А ссориться с тренером приходилось?

- Нет, даже тогда, когда он мне сказал, что все, в сборной я больше играть не буду.

- Неужели нарушили режим? Или вам нашли замену?

- Ни то и ни другое. После второй Олимпиады я вышла замуж, практически через год у меня родился сын. В то время я считала, что если врач сборной знает, что я в положении, то он и должен сказать об этом тренеру. Самой как-то неудобно было звонить и объяснять. Когда же Гиви Александрович все узнал, у нас состоялся серьезный разговор: "Ты со мной не посоветовалась и сама расписалась, за сборную больше не играешь". - "Да, виновата, не подошла, не поговорила, но что случилось, то случилось. Не буду, значит, не буду". Родила сына, стала выступать за клубную команду. И на одном соревновании получила приз лучшего игрока, потом еще и еще. Гиви Александрович подходит и говорит: "Да, ты меня убедила, ты возвращаешься в сборную". Это личность. Далеко не каждый человек, даже по пустяку, может признаться, что был не прав, а тем более тренер. Обычно, если тебе сказали, что все, больше не играешь, даже если будешь очень нужна, все равно не вернут.
***
- Помимо тренера, были авторитеты, которые вызывали уважение и на которых хотелось равняться?

- До сих пор лучшими волейболистками я считаю Люсю Булдакову и Инну Рыскаль. Для меня они обе - номер один. И не только потому, что Люся прошла три Олимпиады, а Инна - четыре. Они еще и великолепные люди. Люся Булдакова не только классная спортсменка, она прекрасный, очень доброжелательный человек, очень скромный, несмотря на все свои звания. А Инна Рыскаль - уникальный человек по своим данным, женщина, которая прошла четыре Олимпиады и родила двоих сыновей, это невероятно. Они были на Олимпиаде в 1964 году и, когда я пришла в команду, безусловно, уже были авторитетами.

ВОЕННЫМ ПРОЩЕ, ЧЕМ СПОРТСМЕНАМ

- Каково сейчас, когда все эти страсти улеглись, чувствовать себя двукратной олимпийской чемпионкой?

- Никак. Да и в то время не было такого понятия, что вот я - двукратная олимпийская чемпионка. Это же наша работа. Другое дело, что годы, когда я играла в волейбол, безусловно, самые счастливые в моей жизни. Многие, когда завязывают со спортом, говорят, что становится и проще, и легче, потому что нет этих нагрузок, нет переездов. А я, например, считаю, что в то время было и проще, и легче. Ведь занимаешься любимым делом, которое хорошо знаешь. А вот когда уходишь из спорта, начинаются трудности. Потому что в тридцать лет начинать все с нуля очень сложно. Можно пойти на тренерскую работу, но редко бывает, что хороший спортсмен становится хорошим тренером. Если не дано, не помогут ни условия, ни протекции. Да и к тому же ты привык быть наверху. И когда все это заканчивается, оказывается, что у многих нет семей. А у кого есть - начинаются проблемы. С человеком, с которым прожил всю жизнь, какая бы большая любовь ни была по молодости, знакомишься как бы заново, начинаешь притираться. Это всегда очень сложно.
***
Именно поэтому получается, что один не устроился, другой спился, третий мясником работает, четвертый еще чего-то. Нет никакой реабилитации, поэтому такие трудности. Для военных есть, а для спортсменов нет. Ты выходишь и не знаешь, куда идти. И если рядом нет души, которая тебя поддержит и тебе поможет, это беда.

- И как вы вышли из этой ситуации?

- У меня и друзья очень хорошие, и семья. Но все равно было очень тяжело. Играть в "Локомотиве" я закончила в 1980 году. После чего пошла работать во ВНИИФК (Всесоюзный научно-исследовательский институт физической культуры. - Прим. авт.), в лабораторию спортивных игр. В 1985 году перешла в Госкомспорт СССР, где стала заниматься уже не исследовательскими, а организационными делами. А в 1993 году по приглашению мэрии небольшого города Мацуяма поехала в Японию, но работала не с конкретной командой - днем занималась с детьми в школах, а вечером тренировала женский волейбольный клуб. Через год вернулась.
*
НАША СПРАВКА

САРЫЧЕВА Татьяна Филипповна. Нападающая московского "Локомотива". Заслуженный мастер спорта. Двукратная чемпионка Олимпийских игр 1968 и 1972 годов. Чемпионка мира 1970 года. Трехкратная чемпионка Европы 1969, 1971 и 1975 годов. Награждена медалью *За трудовую доблесть*, имеет высшее физкультурное образование.


Спорт
Футбол
Хоккей
Баскетбол
Волейбол
Плавание
Теннис
Бокс
Шахматы
Биатлон
Конный спорт
Тяжелая атлетика
Легкая атлетика
Фехтование
Автоспорт
Formula-1
Спортивные
    организации
Спорт на ТВ
  Copyright © RIN 2003-
*  Обратная связь